Рисунок с новорожденным своими руками

Рисунок с новорожденным своими руками
А. В. Галанин © 2010  

Скифы были известны окружающим народам с древнейших времен. Они упоминаются уже у греческого поэта Гесиода (8 в. до н.э.). В сказаниях о Геракле описано, как он получил свой лук из рук скифа Тевтара, который и обучил его стрельбе. Деятельность Геракла относится к первой половине XIII в. до н.э. Наконец, предания о скифах входят в самые архаичные греческие мифы, такие, как миф об изобретении земледелия, лука, технологии выплавки меди и др. В отличие от киммерийцев скифы умели выплавлять железо и делать из него орудия труда и оружие. Совершенство технологии позволяло им теснить киммерийцев.

Большинство населения Скифии железного века составляли все те же киммерийцы, только сменившие свое название, принявшие обычаи завоевавших их скифов. Геродот между прочим замечал, что вообще-то народ скифов весьма многочисленный, хотя настоящих скифов (то есть пришедших из "Азии", из-за Дона) было мало.

У скифов, как и у кельтов, был обычай отрубать голову врага и с гордостью преподносить ее своему царю. Земечу, что и сегодня у некоторых народов Северного Кавказа этот обычай сохранился. Так живучи обычаи!..

Скифы говорили на одном из индо-иранских языков, они доминировали над Понтийской степью на протяжении всего периода классической древности. Большая часть дошедшей до нас информации о скифах идет от греческого историка Геродота (440 гг. до н.э.) и из археологических раскопок скифских могильных курганов в Украине и в южной России. Влияние скифской культуры прослеживалось на обширной территории, включающей современную Украину, Россию и Среднюю Азию. Ученые считают скифов носителями протоиндоевропейского языка и предками народов, населяющих эти земли сейчас. Скифы жили в добровольной политической ассоциации, которая регулировала использование пастбищ и организовывала общую защиту против вторгающихся соседей. Геродот связывает три главных племени скифов как племена, произошедшие от трех братьев - Lipoxais, Arpoxais, и Colaxais. Этот королевский клан также называют в других классических источниках "Королевским Dahae". Богатые похороны скифских царей в курганах являются свидетельством существования в их обществе сильной элиты и имущественного расслоения.

Согласно Геродоту, древние иранцы назвали всю Скифию "Saca" (Геродот.VII 64). Их основное племя - царские скифы, - управляло обширными землями, занятыми этим суперэтносом в целом (Геродот. IV 20); и они называли себя Skolotoi. На исторической арене скифы появились в начале первого тысячелетия до нашей эры. Древние персидские и греческие источники упоминают скифов как народ, живший в степи между Днепром и Доном. Геродот утверждал, что киммерийцы (возможно, прямые предки кельтов) – это коренное племя, вытесненное скифами из северного Черноморского побережья. В своей работе Геродот определенно различал кочевых скифов на юге и земледельцев скифов на севере.

С 500 по 300 гг. до н.э. государство скифов процветало. Скифы, очевидно, получили свое богатство от контроля над работорговлей с севера в Грецию через Черное море и их колониальные порты – Ольвию, Херсонес, Киммерийский Босфор и Горгиппию. Они также выращивали зерно, разводили скот и отправляли в Грецию пшеницу и сыр.

Из так называемой археологами Толстой могилы были извлечены многие изделия скифов. Наибольший интерес представляют не изображения воинов, всадников, охотников, котрые были известны и ранее, а изображения скифов, врачующих раны, совершающих ритуальные обряды, убивающих львов. Здесь впервые можно видеть, как могучие мужчины отбросили грозные колчаны и зашивают меховую куртку. В руке одного скифа видна даже нитка. Здесь нашли также изображения скифянок: одна из них доит овцу, а другая выливает молоко в амфору.

По всей вероятности, европейские причерноморские скифы - это результат смешения местных племен, издавна живших в Северном Причерноморье, с пришлыми с Волги племенами, переселение которых происходило несколькими волнами в конце II - начале I тысячелетия до нашей эры.

Скифы пришли в степи Северного Причерноморья в начале I тысячелетия откуда-то из Азии. Ох уж эта Азия, ну никак не угомонится! Выбрасывает в Европу все новые и новые пассионарные этносы, которые уходят на запад и не возвращаются, утрачивая в Европе свою былую пассионарность и становясь европейцами.

И на этот раз на историческую сцену Европы вышел новый и беспокойный этнос - скифы (саки, они же сколоты). Они изгнали правящую династию кимров и стали новыми правителями прежнего народа - прежних племен, населявших эту территорию. Утвердившись в Северном Причерноморье, скифы ринулись на юг, в Переднюю Азию, в самые богатые страны того времени.

Сначала скифы устремились на Ассирию - крупнейшее государство Закавказья. Но Асархаддону - ассирийскому царю - удалось переманить скифов на свою сторону, выдав замуж за скифского царя свою дочь. При этом скифы получали богатые дары от Ассирии, но от возможности грабежа так и не отказались. Помимо Ассирии здесь было достаточно богатых стран и народов.

Скифские воины. Женщины Скифии также участвовали в войнах. Это говорит не только о пережитках матриархата в обществе скифов, но и о высоком положении женщин

Скифские набеги достигали Палестины и Египта. Библейский пророк говорит о скифах как о «народе сильном, древнем, которого языка он не знал и не понимал, что они говорят. И фараон Псамметих богатыми дарами стремился отвратить скифов от вторжения в свою страну - Египет».

Позже скифы владычествовали над Мидией. «Скифы... своими излишествами и буйством разорили и опустошили всю Азию, — писал Геродот. — Кроме того, что с каждого народа они взимали наложенную ими дань, скифы совершали набеги и грабили все, что тот или другой народ имел у себя. Киаксар и индийцы пригласили их однажды на пир, напоили и перебили». Оставшиеся после этого разгрома скифы ушли обратно, в причерноморские степи.

Скифские изделия из золота, меди, серебра находят в погребениях на Кубани, на Киевщине и в Донбассе. Геродот писал о существовании кладбища скифских царей - целом «городе мертвых», где скрываются несметные золотые, серебряные и медные сокровища скифов. Он писал, что скифский царский некрополь находился в той земле, до которой был судоходен Днепр.

Так выглядели скифы, жившие в 5-4 в. до н.э. Облик восстановлен по черепам методом Герасимова

 

Персидская империя в период своего расцвета в XI веке до н.э. и окружающие ее народы

 

Геродот, видимо, пользовался в основном не столько личными наблюдениями, сколько рассказами ольвиополитов, ибо чем ближе к Ольвии живет какое-то скифское племя, тем точнее его местожительство определяет Геродот, чем дальше он удаляется в своем повествовании от Ольвии, тем его сообщения менее точны и более противоречивы. Кто же, по Геродоту, населяет Скифию? Севернее Ольвии, по обоим берегам Буга, вплоть до Днепра живут калипиды и алазоны — районы их обитания настолько ясно определил Геродот, что здесь мало оснований для споров и сомнений. В низовьях Днепра живут скифы-земледельцы, однако сведения об их северной и восточной границах неопределенны. А дальше всякая ясность исчезает окончательно. До сих пор неизвестны границы земель, населенных скифами-пахарями, скифами-кочевниками и царскими скифами, которые всех прочих скифов считали своими рабами (скорее всего, поддаными, а не рабами).

Следовательно, настоящими генетическими скифами были именно царские скифы, а все остальные были разными этносами, подчиненными (завоеванными) царскими скифами - скифским суперэтносом. Позднее такими же полиэтническими империями были и империя гуннов, и Тюркский каганат, и древняя Русь, и Монгольская империя.

Исследователи уже в течение полутора столетий пытаются определить территорию того или иного скифского племени, однако до сих пор ни одна из многочисленных попыток не получила всеобщего признания. Культура Северного Причерноморья и Украины в скифское время представлена различными, хотя и близкими друг другу вариантами. Какие из них принадлежали скифам, а какие нет — каждый ученый решает по-своему. В результате карт Скифии создано почти столько, сколько было исследователей, занимавшихся этой проблемой.

В конце VI века до нашей эры в Скифию вторглись полчища персидского царя Дария, царя самой могущественной державы того времени, простиравшейся от Египта до Индии. По некоторым данным - наверняка преувеличенным, - войско Дария насчитывало 700 тысяч человек. Скифы избрали тактику партизанских действий. Избегая решительного сражения, они заманивали персов вглубь своей территории, постоянно тревожа их нападениями. В конце концов Дарий, не проиграв ни одного крупного сражения - ибо таковых просто не было, - потерял в мелких стычках значительное число своих воинов. Возмущенный Дарий послал предводителю скифов письмо: «... зачем ты все убегаешь... если ты считаешь себя в силах противостоять моему могуществу, то остановись, прекрати свои блуждания и сразись со мной; если же признаешь себя слабее, то также остановись в своем бегстве и приди для переговоров к своему владыке с землею и водою». Царь скифов ответил, что если персы хотят сразиться со скифами, то они должны найти и разрушить гробницы их предков, так как скифы не имеют ни городов, ни посевов. Скифы будут продолжать вести свою войну так, как вели ее раньше, «а за то, что ты назвал себя моим владыкой, ты поплатишься». В результате, измотав силы и потеряв большую часть войска, персы поспешно покинули Скифию без трофеев и без победы.

...Это случилось на четвертый день после того, как Дандамис и Амизок стали побратимами: по старинному скифскому обычаю они смешали в чаше свою кровь и, предварительно погрузив в нее меч, стрелы, секиру и копье, одновременно отведали напиток с клятвой жить вместе и в случае надобности умереть друг за друга. Десять тысяч вражеских всадников да еще тридцать тысяч пехоты внезапно обрушились на скифский лагерь, расположенный на берегах Танаиса, нынешнего Дона. На восток, вздымая тяжелую степную пыль, потянулись телеги с награбленной добычей и пленными. Среди пленных был и Амизок. Весть о том, что Амизок попал в плен, дошла до Дандамиса. Не раздумывая, бросился он в Танаис и переплыл на занятый врагами левый берег реки. С поднятыми дротиками воины кинулись к безрассудному скифу, но Дандамис закричал: «Выкуп!»

...Воины отвели Дандамиса к своему вождю. Дандамис сказал, что у него нет никакого имущества; единственное, что у него есть, — это жизнь, и ее он с радостью отдаст в обмен за друга. После долгого раздумья вождь решил испытать Дандамиса. Он готов войти в его положение, более того, он согласен всего лишь на часть того, что осталось у Дандамиса. «На какую же?» — спросил обрадованный скиф. «Мне нужны твои глаза».

И Дандамис без колебаний выдержал испытание. Он просил лишь об одном: скорее лишить его зрения, чтобы освободить побратима. Обратно он возвращался с пустыми глазницами, но радостно улыбаясь, держась за плечо освобожденного. Вождь-завоеватель призадумался. Людей, подобных Дандамису, можно одолеть в неожиданном нападении, но каков будет исход настоящей войеы? И он решил не искушать судьбу. С наступлением ночи он отдал приказ отступить, предав огню телеги и бросив большую часть скота.

Но и Амизок недолго оставался зрячим. Желая разделить судьбу друга, он ослепил сам себя. Оба они остаток своей жизни провели спокойно, окруженные почетом и вниманием соплеменников. Еще при жизни они стали легендой, и легенда эта, передававшаяся из уст в уста в бескрайних скифских степях, в конце концов дошла до древних греков. Спустя много веков писатель Лукиан увековечил ее в одной из своих новелл.

Глядя на этот рисунок, так и хочется сказать словами А. Блока: "Да, скифы мы!". Но не азиаты мы. Мы - самостоятельный суперэтнос, который за 5 тысяч лет своего существования изменял несколько раз свое название, побывал под властью многих завоевателей, но при этом не только не исчез, а напротив, развил свою культуру, создал свою цивилизацию "меж двух враждебных рас - монголов и европы".

Скифы утратили пассионарность, и на смену им пришли новые завоеватели - сарматы и аланы. Но они были потомками все тех же кимров-скифов. Просто в какой-то части "дряхлого" суперэноса, утратившего пассионарность, произошла мутация - пассионарный толчок по Л.Н. Гумилеву - и этот этнос взял власть в причерноморской степи в свои руки. Новые пассионарии назывались сарматами. Посмотрите внимательно на этого мужчину. Это же предок донского казака.

Согласно Геродоту, савроматы произошли от брака скифских юношей с амазонками, причем разговаривали они на скифском же языке, но слегка "испорченном". Это значит, что скифы и савроматы-сарматы были, в сущности, одним и тем же народом, различаясь лишь территориально-политическими объединениями.

Попытки персов и греков покорить скифов всякий раз терпели провал. Когда в 331 году до н. э. один из наместников Александра Македонского Зопирион с 30 тысячами воинов предпринял поход в Скифию, он был уничтожен вместе со всем своим войском. И все же IV век - век расцвета Скифии - стал прелюдией заката скифского могущества. Но период заката длился 500 лет.

С востока на скифов надвигались сарматы, понемногу они стали переходить на правый берег Дона. А во II веке до нашей эры сарматы перешли в решительное наступление. Территория, подвластная скифам, значительно сократилась и оказалась разрезанной надвое. Столица скифского царства была перенесена в Крым, на место нынешнего Симферополя. Греки называли ее Неаполь - «Новый город». Быт скифской знати к этому времени подвергся сильной эллинизации, скифы к тому времени утратили былую пассионарность, элита погрязла в роскоши и разврате, простолюдины ненавидели элиту.

Скифы все больше и больше смешивались с окружающими их народами, культура скифов постепенно теряла своеобразные черты. В III веке нашей эры жизнь в Неаполе скифском прекратилась, и скифы исчезли с арены истории, где почти тысячелетие были одними из главных героев.

Египетские памятники донесли до нас внешний вид "народов моря" - воинов Киммерин, боровшихся с фараоном Рамсесом. Они изображены "с бритыми бородами и головами, с длинными торчащими врозь усами и чубом, какой носили наши запорожцы в XVI-XVII вв.; черты лица суровые, с прямым лбом, длинным прямым носом... На головах высокие конические барашковые шапки; на туловищах рубахи с каймой по подолу и нечто вроде кольчуг или кожаных курток. На ногах штаны и большие сапоги с голенищами до колен и узкими носками... Сапоги настоящие, современные, какие носят и теперь простые казаки. На руках рукавицы... Вооружение: короткое копье, лук и секира".

Следует отметить также, что египетские источники называли "народы моря" гитами (гетами), а это имя издревле было одним из самых распространенных в скифской среде; так, во времена Геродота "геты" жили на Дунае, "фисса-геты" на Волге и "масса-геты" - в Средней Азии... Судя по изображениям, эти древние скифы-геты были удивительно похожи на средневековых казаков. Не оттого ли казачьи руководители носили титул "гетман"?.

О войнах скифов в Египте сообшает русская Никаноровская летопись, она упоминает о походах на Египет предков русских, братьев "Скифа и Зардана". "Зардана" из этого сообщения можно сопоставить с названием одного из "народов моря", напавших на Египет, а именно с "шарданами"; эти "шарданы" через некоторое время после похода на Египет вторглись на о. Сардинию и дали ему свое имя - Шардания, позднее трансформировавшее в Сардинию. Упоминание о "Скифе и Зардане" позволяет отнести сообщение Никаноровской летописи не к скифским походам VI-VII веков до н.э. но к нашествию "народов моря", известному по египетским источникам, около 1200 г. до н.э. Это одно из самых ранних событий русской истории, сохранившееся в национальной историографии, событие, которое можно надежно датировать.

Скифы, савроматы, массагеты, исседоны, аримаспы - это народы, которые упоминаются в античных письменных источниках. Жителей закаспийских степей и Средней Азии греки называли "массагетами", а персы "саками". Ясно, что оба названия значат совершенно одно и то же. Более того, "саками" персы именовали и причерноморских скифов, а греки называли "скифами" жителей Средней Азии. При этом древние авторы прекрасно понимали, что все эти названия относятся, по-существу, к одному и тому же народу, что саки, массагеты и аримаспы - это просто расселившиеся скифы или народы, попавшие в зависимость от скифов и перенявшие их язык и отчасти культуру.

Ни один из древних авторов не указывал на серьезные языковые различия между ними. Геродот, когда считал это необходимым, упоминал, что описываемый им народ северной Евразии говорит на "языке особом, отнюдь не скифском". Ничего подобного он не сообщил относительно массагетов и исседонов, а о савроматах сказал, что они говорят на слегка "испорченном" скифском языке. Надо полагать, что языки жителей Средней Азии и Южной Сибири раннего железного века не отличались вообще (или отличались незначительно, на диалектном уровне) от языка родственных им народов волго-донских и причерноморских степей.

Вот что писали о Великой Скифии IV в. до н.э.: Племя скифов находится недалеко от Фракии (северных Балкан), распространяется на восток и север, но не граничит с сарматами, как некоторые полагали, а составляет их часть. Они граничат с Бактрией (Средней Азией и Афганистаном), они населяют земли на севере, далее начинаются дремучие леса и обширные безлюдные края. Те, что живут вдоль Танаиса (Дона) и Бактра (Средняя Азия), принадлежат к одной культуре.

Названия скифских народов, упоминаемые в древних источниках, по-существу, представляют собой территориальные обозначения, или соответствуют разным государственно-политическим объединениям. Проще говоря, греческие "массагеты" и персидские "саки" означают скифов - жителей Закаспийских степей и Средней Азии; греческие "исседоны и аримаспы", так же как китайские "усуни и динлины" означают скифов-сибиряков, и т.д.

В начале первого тысячелетия новой эры на историческую арену выступили аланы (на юге) и вандалы (на севере). Те и другие ненавидели Рим и пытались его разрушить. Объединившись, они достигали этой цели.

Предками вандалов, вероятно, были кельты, а аланов - скифы.

На основании исследований, проведенных в ходе раскопок большого курганного могильника "Мамай Гора" в селе Великая Знаменка Запорожской области (Украина), учёные смогли сделать некоторые интересные выводы. В могильнике, датированном концом V-IV веками до н.э., были выделены останки 341 человека. Могильник принадлежал рядовому населению, что позволило наряду с хорошей сохранностью археологического материала смоделировать демографическую ситуацию в скифском обществе того времени. Из числа погребённых дети составляли 27%, мужчины - 32,2%, женщины - 39,6%, юноши - 1,2%. Как и в других ранее исследованных могильниках, было отмечено преобладание останков женщин, что связано скорее всего с тем, что многие мужчины были захоронены на чужбине во время военных походов. Смертность среди младенцев составляла 16% от всех умерших в детском возрасте. Среди детей старше 12 лет смертность составила 14%, что говорит о том, что подростки гибли в ходе ристалищ и набегов врагов. Средний возраст смерти взрослых скифов (без учета детской смертности) – 35 лет. К этому возрасту в живых оставалось меньше половины, примерно 49% от родившихся в одно время. Средний возраст смерти мужчин - 39 лет, а женщин – 31. Соответственно женщины жили на 7-8 лет меньше мужчин. Объяснить меньшую продолжительность жизни женской части населения скифов можно скученностью людей в поселениях, антисанитарными условиями, частыми неудачными родами. Большая часть женщин умирала в молодом, активном детородном возрасте, до 30 лет их умирало 42%. В то же время мужчины вели менее оседлый образ жизни и не так часто сталкивались с инфекционными заболеваниями. Если кто доживал до 50 лет, то вероятность умереть у мужчин становится намного выше, чем у женщин. Женщины, дожившие до этого возраста, становились долгожительницами.

Картина В.И. Васнецова "Битва русских со скифами". Подобные стычки вполне могли иметь место на севере Скифии. Русы тогда контролировали земли в бассейне верхней Волги, Северной Двины и Онеги.

 

Скифы эпохи расцвета скифского царства.

 

Изображение мужчин на скифской вазе. Разве можно сказать, что этот сосуд был изготовлен диким народом в отсталой стране?

В сарматскую эпоху цивилизация южнорусских степей значительно усилилась. Это выразилось в территориальном росте политической системы: под властью сарматов оказалось все северное Причерноморье, Приазовье, Волго-Донские степи и лесостепи. Это стало возможным только при усилении государственно-общинного строя, после избавления от элиты, занятой личным накопительством золота и гаремов. Если скифы в поздний период своего владычества (IV-III вв. до н.э.) постоянно подвергались натиску со стороны эллинистического Средиземноморья, то сарматам удалось этот натиск отбить, и сдержать на своих западных рубежах сильного врага - Римскую империю.

Сарматское государство, распространившись до Дуная, активно вмешивалось в дела балкано-малоазийского региона. Так, Полибий сообщает, что в договор 179 г. до н.э. между Понтом, Пергамом, Вифинией и Каппадокией (эллинистическими государствами Малой Азии) был заключен при содействии сарматского царя Гатала.

Разумеется, политическое могущество Сарматии опиралось на соответствующее развитие экономики и культуры. В сарматский период северное Причерноморье и Приазовье покрылось сетью городов и крепостей, и южнорусские степи превратились в крупнейшего экспортера зерна, в средиземноморские "полисы". В зависимость от поставок приазовского хлеба (через Боспор) уже в IV веке до н.э. попали Афины. Античные авторы этого времени убедились на собственном опыте, что скифы и сарматы - это не только скотоводы, но и прекрасные земледельцы.

Металлургия в сарматском царстве достигла высокого уровня, что позволило сарматским всадникам перейти на новый, тяжелый тип вооружения, включавший пластинчатую кольчугу и шлем, тяжелые и длинные обоюдоострые мечи, длинные копья. Это вооружение превосходило военное снаряжение римских легионеров, представителей "цивилизованного" Средиземья. С помощью этого оружия сарматы установили контроль чуть ли не над всей Евразией!

Одновременно с рождением нового сильного царства среднеазиатские "родственники" сарматов также создали свои государственные объединения. В III веке до н.э. парфяне, одна из групп среднеазиатских саков (скифов), обитавших на территории современной Туркмении, разгромили эллинистическую империю Селевкидов и завоевала Иран. Тогда же на последний островок, оставшийся от завоеваний Александра Македонского - Греко-Бактрийское царство - обрушилась волна нашествия, видимо, из Южной Сибири. В Средней Азии было создано Кушанское царство, которое позднее завоевало Афганистан и северную Индию.

Владимир Соловьев. "Скифы"

Как и все первобытные народы, скифы были чрезвычайно суеверны. Они верили в колдовство, волшебство и силу амулетов. Их колдуны предсказывали будущее при помощи пучка прутьев или разорванных лубяных волокон так же, как это делали некоторые группы кельтов, а в средние века германцев. Скифские маги говорили высокими, пронзительными голосами и носили женские одежды. Вероятно, они были евнухами, но скифы верили, что женские черты у них - это наказание за оскорбление Великой Богини, за разграбление ее святилища в Аскалоне. Если маг неправильно предсказывал будущее, то его и его родственников-мужчин сажали в повозку, нагруженную хворостом, и сжигали.

Среди разнообразных обычаев, унаследованных славянами от скифов, самым главным является почитание предков. В соответствии со скифскими традициями, славяне так же хоронили своих покойников в могилах и снабжали их всем жизненно необходимым на том свете. Как и скифы, они устраивали погребальную камеру для усопшего, помещали в могилу его жену, облаченную в свадебное платье, но приводили они ее туда живую, чтобы она встретила свою смерть там. Над этими захоронениями они насыпали холмы, делали жертвоприношения на их вершине, устраивали поминальные тризны и турниры.

Славянин, чей конь был убит в сражении, воздавал своему погибшему скакуну почести, намного превосходившие скифские. Тело коня помещали на высокий помост, над которым затем насыпали холм такой же высоты, как и над могилой погибшего воина.

Обычай славян класть меч рядом с новорожденным мальчиком и сажать ребенка на коня в день исполнения ему трех лет также шел от скифских традиций. Таким образом, население юга европейской части сегодняшней России и Украины несомненно происходят от скифов и сарматов. Разумеется, кроме скифов предками южных русских являются и другие этносы. Но основа южнорусского этноса все же несомненно скифская.

Скифы поклонялись стихиям. Их главным божеством была женщина - Великая Богиня, которую называли Табити. Она была богиней огня и всего живого. Позднее у славян она превратилась в богиню по имени Жива, а после принятия христианства превратилась в Богоматерь. На Руси Божью Матерь почитали не меньше, чем Христа.

Табити фигурирует в искусстве скифов, главенствуя при произнесении клятв, причащении или помазании вождей. В южных регионах теперешней России ей поклонялись задолго до того, как здесь появились скифы - еще в киммерийские времена. Изображающие ее глиняные статуэтки были распространены еще в бронзовом веке на территории между Уральскими горами и Днепром, вдоль рек Буг и Донец.

Найденные в Крыму фигурки Великой Богини датируются не ранее чем IX веком до н. э. Эта богиня изображалась стоящей с ребенком на руках. У скифов она олицетворяла собой богиню плодородия и материнства. Скифы считали ее своей защитницей, ее культ был особенно широко распространен на Кавказе у мореходов, которых греки считали аргонавтами. Скифы с Таманского полуострова очень возмущались вторжением чужаков на свои берега и, взяв их в плен, приносили в жертву Великой Богине. В искусстве скифов она иногда изображалась в виде полуженщины-полузмеи, иногда стоящей, иногда сидящей между своими священными животными - вороном и собакой, а иногда беседующей с сопровождающим ее вождем.

Поклонение Великой Богине - явный признак недавнего матриархата.

Скифы были прекрасными наездниками, лучниками. Они носили островерхие шапки из овчины. Папахи у мужчин северного кавказа - не что иное, как видоизмененная шапка скифов. Похожие на скифские шапки - так называемые кубанки - совсем недавно носили наши казаки.

 

Богиня Табити, которой поклонялись скифы

Скифы также поклонялись Папаю - богу воздуха; Апи - богине земли, Гайтосиру - богу солнца, и Аргимпасе - богине луны. Помимо этих богов, царские скифы почитали Тамумаса - бога воды, и приносили в жертву богам скот и каждого сотого пленника. Геродота удивляло отсутствие у скифов изображений богов, алтарей и храмов, пока еще не открыто ни культовых мест, ни предметов, которые можно было бы наверняка связать с проведением религиозных церемоний. Для отправления религиозных ритуалов скифы собирались в условном месте и уходили оттуда по их окончании, но при этом не считали, что проведенная церемония каким-то образом освятила то место, где ее проводили.

Вместо храмов и святынь скифы расточали все благоговение, на которое только были способны, могилам своих умерших, напоминая этим китайцев своей готовностью пожертвовать жизнью, охраняя захоронения предков. И все же их забота и бдительность не смогли уберечь могилы их предков от осквернения грабителями, которые почти всякий раз проникали в курганы после похорон и обыскивали их с такой тщательностью, что едва ли осталась хотя бы одна скифская могила, оказавшаяся нетронутой.

Славяне на территории России постепенно комбинировали культ солнца с культом Великой Богини, добавляя к ее символике солнечные знаки. Они почитали ее с не меньшим пылом, чем скифы. Эта вера пустила глубокие корни в лесистых регионах России, где крестьяне поклонялись Великой Богине в священных рощах и у истоков ручьев. Этот обычай продолжал существовать в некоторых глухих уголках страны вплоть до начала великой отечественной войны.

Участники ритуала находили одиноко стоящую на открытом месте березу и выбирали ее как олицетворение богини, облачали ее в женское платье и вешли на одну из ее ветвей священное полотнище с вышитым красным цветом изображением богини, ее служителей и атрибутов. Не потому ли и сегодня так любят березки русские люди? Вспомните Василия Шукшина...

Если такого дерева не находилось, то на открытое место ставили юную девушку, в волосы которой вплетали ветки березы, а священное полотнище вешали на любой удобный сук. Затем люди вставали кольцом вокруг девушки, изображающей богиню, и начинали танцевать в хороводе, притопывая ногами, как бы изображая звук копыт бегущих лошадей.

Церемониальное полотнище считалось семейной реликвией. Оно было сделано руками какой-нибудь прародительницы и вместе с семейными иконами входило в состав наиболее оберегаемой и ценной части имущества. Рисунки на полотнище напоминали ранние прототипы. Главным мотивом неизменно была богиня. Она часто появляется в одной и той же позе, в которой показана на скифских изделиях из металла, со стоящими обычно по бокам двумя величавыми всадниками, держащими подношения, в волосы которых иногда вплетены ветки березы. Фон картины был заполнен разнообразными солнечными знаками и символами, такими как петухи, лошади, утки, зайцы и жар-птицы.

В заключение следует сказать, что скифская цивилизация в истории Европы сыграла не меньшую роль, чем древний Египет, античные Персия, Греция и Рим вместе взятые. Постепенно ее западная ветвь диффиренцировалась в цивилизацию кельтов, а восточная - в цивилизацию сармат и протославян. Менялись правящие династии, изменялись языки, в меньшей степени изменялись верования, искусство и обычаи, еще в меньшей степени менялся генотип и фенотип людей. Волны переселенцев не были столь многочисленны, чтобы генетически поглотить местное население. На территории Восточной Европы происходило примерно то же самое, что и на Великой китайской равнине. Все, кто приходили на эту равнину как завоеватели, быстро растворялись в китайском этносе и принимали китайскую культуру. То же самое происходило и в Великой Скифии. Так что прав поэт, сказав: "Да, скифы мы!"

Но уже в скифское время этносы, которые населяли северную часть Европы, принципиально отличались от скифов и развивались по-своему. Да, они взаимодействовали со скифами и сарматами: торговали, воевали, уводили в плен и делали пленниц то рабами, то женами, обменивались технологиями, но при этом оставались разными этносами. Назовем северный этнос норманами (точнее нордманами - северными людьми) - так его называли и в древних письменных источниках. Позднее в средние века (в VII-VIII веках н.э.) из этого северного этноса дифференцировались дочерние этносы - шведы, норвежцы и русь.